Phenomena and risks of the profession-forming space in the modern society

Cover Page

Cite item

Abstract

Aim – to analyze the factors actively influencing the professionalization process using the phenomenological approach. Such factors are globalization, the current epidemiological situation and digitalization. The phenomenological analysis revealed the characteristics of the professional space specific for the information society. These characteristics allow us to determine the trends in the process of professionalization. The main indicators that mark the changes in the profession-forming space are deprofessionalization and shift of professional values of modern individuals, being, at the same time, the main risk factors of this process.

Full Text

ПРИМЕНЕНИЕ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА

Структура профессионального пространства находится в процессе постоянной трансформации, на нее оказывают влияние факторы, свойственные определенной эпохе. Феноменологический подход дает возможность избежать трудностей, присущих диалектическому способу познания окружающего мира, тем самым позволяя более точно рассмотреть методики достижения определенных знаний об окружающем мире. Анализируя данные установки, мы анализируем ситуацию в мире в целом. Использование феноменологического подхода позволяет не только рассмотреть современную структуру профессионального пространства и влияющие на нее факторы, но и выявить риски, которые свойственны данной трансформации.

РИСКИ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА

Современные тенденции развития общества оказывают активное влияние на социальное пространство как социума в целом, так и индивида в частности. Профессиональное пространство является важной составляющей социального пространства. Структура профессионального пространства обладает гибкостью и трансформируется в соответствии с современными реалиями. Активное воздействие на нее оказывают как внутренние, так и внешние факторы. Изменение структуры профессионального пространства ведет к появлению рисков для отдельных индивидов и для всего общества.

Трансформация профессионального пространства обусловлена следующими факторами: обширность территории страны, что требует использования новых каналов деловой и профессиональной коммуникации; высокая степень развития информационных технологий; доступность развитых информационных и коммуникационных технологий для тех групп наемных работников, профессиональные функции которых для своей реализации не предусматривают обязательного присутствия в помещении работодателя [1].

Современная эпидемиологическая ситуация вносит свои коррективы в структуру профессионального пространства, создавая тем самым новые правила в рамках уже существующих профессий. Ротация профессий становится рефлексией структуры профессионального пространства на текущие реалии. Многие профессии умирают или заменяются более актуальными аналогами, которые содержат новые компетенции. Формирование новых компетенций уже существующих профессий делает наиболее рискогенным положение пожилых людей, до сих пор осуществляющих трудовую деятельность [2].

Пандемия COVID-19 активно воздействует на личное и профессиональное пространство индивида, смещая баланс повседневности. Изменяется соотношение работы и отдыха, трансформируются мировоззрение и повседневные практики каждого человека. Тем самым каждый житель Земли становится невольным участником глобального социального и экономического эксперимента. При этом наибольшим потрясениям подвергаются именно сферы занятости и профессиональной деятельности, и данный процесс, последствия которого трудно прогнозируемы, продолжается до сих пор. Пандемия COVID-19 позволила обществу по-новому взглянуть на сферу медицины в целом и труд медицинских работников в частности. Вновь становится актуальной дилемма профессиональной морали и сущность медицинской профессии для биологического воспроизводства общества [3]. Это становится одним из важнейших изменений общественного мировоззрения. Современные тенденции трансформации общественного мировоззрения являются одним из факторов, лежащих в основе изменения элементов структуры профессионального пространства. Одним из примеров становится образовательная сфера, где с распространением дистанционного онлайн-обучения изменяется социальная роль педагога [4]. Определенной деформации, значимая роль которой является одним из основных индикаторов постиндустриального общества, подвергаются и другие элементы сферы услуг. На первое место выходит проблема борьбы с заболеванием, смещая тем самым на второй план профессии, получившие распространение в период модерна и индустриализма. Многие работники вынуждены адаптироваться к изменившимся условиям, чтобы оставаться на плаву в динамично изменяющемся окружающем мире. Примером такой адаптации является переход многих сервисов услуг в онлайн-режим (репетиторство, психотерапия и т.д.). При этом активно распространяется платформенная занятость [5], в основе которой зачастую лежат низкооплачиваемые услуги неквалифицированных сотрудников (такси, курьеры). Пандемия ускоряет трансформацию профессионального пространства, при этом институт профессий остается ключевым феноменом глобальных трансформаций в социуме [6]. Также на изменение структуры профессионального пространства оказывают влияние активная цифровизация социальных коммуникаций, кризисы в различных сферах, таких как политика, экономика и экология.

Нельзя не отметить, что изменяются место и роль профессионалов в современном социуме. Данная проблема стала объектом исследования множества специалистов из различных сфер науки. Текущая эпидемиологическая ситуация обостряет ситуацию в социуме, выявляя все новые риски и делая актуальные риски еще более явными.

Социально-философский анализ сложившейся ситуации позволит определить влияние изменений на определенные профессии и людей в профессии, а также оценить возможные изменения структуры профессионального пространства. Благодаря трудовой деятельности, индивид имеет возможность удовлетворять свои потребности, при этом зачастую именно через профессию человек самореализуется, и она становится неотъемлемой частью бытия индивида. Динамика изменения профессионального пространства настолько интенсивна, что зачастую человек не имеет возможности адаптироваться к данным изменениям, и выявляется еще один феномен профессионального пространства – проблема дезадаптации.

Благодаря глобализации население большинства развивающихся стран улучшило свое благосостояние. Одной из спорных особенностей глобализации является перемещение производства в другие государства с развивающейся экономикой, за счет этого прибыль крупных компаний возрастает. Это привело к снижению спроса на молодых и низкоквалифицированных специалистов. Наиболее востребованными в своих отраслях становятся специалисты, обладающие определенной квалификацией и набором навыков и умений. Изначально специалисты с низким уровнем навыков и умений имеют значительно меньшие перспективы в профессии. Возможностью для таких людей становится развитие сферы услуг с вероятностью заниматься трудовой деятельностью без каких-либо специальных навыков и умений. Определенные риски для профессионального пространства несут и будущие изменения, связанные с автоматизацией и цифровизацией. Автоматизация приведет к сокращению мест для сотрудников с базовыми навыками, т.к. роботы и машины будут иметь возможность выполнять эти действия, но при этом увеличится результативность труда и снизится его стоимость.

На основании этого можно отметить, что в будущем структура профессионального пространства подвергнется еще большим изменениям, связанным с интенсивной динамикой развития технологий и их активного внедрения во все сферы деятельности. Будущему поколению специалистов грозит еще больший риск, т.к. количество факторов, оказывающих влияние на структуру профессионального пространства, значительно увеличивается [7].

ДЕПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ И НОВЫЕ ЦЕННОСТНЫЕ УСТАНОВКИ КАК ФЕНОМЕНЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА

Все изменения, связанные со структурой профессионального пространства в информационном обществе, становятся причиной нескольких феноменов, характерных для современного пространства. Первым из них является депрофессионализация [8]. Под этим термином следует понимать не только снижение престижа профессии, но и падение уровня профессионализма, изменение системы профессиональной этики и ее критериев, активную конкуренцию между профессионалами и клиентами. Цифровизация влияет на структуру профессионального пространства, и депрофессионализация является одним из феноменов, присущих его текущему состоянию, как результат рефлексии. В современном ее состоянии можно отследить классические черты социального института: формальные и неформальные законы и нормы, символику, этос, идентичность, статусно-ролевые наборы, «правила игры», сообщества и прочее.

Изменение структуры профессионального пространства может рассматриваться и как динамика его развития, и как кризис. При изучении данного феномена стоит рассмотреть причины данной трансформации. Профессиональный этос как основа профессии рассматривается такими учеными, как М. Вебер, Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Р. Мертон [9]. Формирование профессиональной репутации – процесс, основывающийся на этических нормах. Они не только формируют статус индивида, но и позволяют его поддерживать в социальных группах. Однако в условиях постмодерна на смену традиционной профессиональной этике, уходящей корнями в догматы протестантизма, приходят текучесть и множественность этик, которые констатируют в своих исследованиях З. Бауман, Д. Урри, Р. Брубейкер, А.Ю. Согомонов и т.д. Сами по себе правила игры становятся размытыми, мобильными, подвижными, противоречивыми. Профессиональная амбивалентность является характерным индикатором процесса смешения правил в профессиональной практике. Результатом этого являются не только изменение структуры профессионального пространства, но и постепенное нивелирование самой идеи институциональной структуры. Негативное влияние последствий данного процесса на социальные институты и общество отрицать невозможно [10]. Депрофессионализация – это не только уменьшение спроса на высококвалифицированные профессии, это утрата приобретенной профессии и квалификации. Трудовая деятельность, не соответствующая полученной квалификации, становится одной из важных особенностей, характеризующих современную структуру профессионального пространства социума. В результате этого формируется новый социальный слой – «люмпены-специалисты» [11].

Среди причин, порождающих риски депрофессионализации молодежи в современном российском обществе, исследователи выделяют также «высокий процент молодежи, трудовая деятельность которой не связана с полученной специальностью; приоритет внешней мотивации (материальной), которая при отсутствии внутренней (духовной) разрушает профессиональное “я” личности и мотивы профессионального роста и самоутверждения в профессии» [12].

Социальные достижения приводят к улучшению качества жизни человека. У индивида формируется новое профессиональное мировоззрение и меняются требования к работе. Данные изменения связаны с повышенными ожиданиями людей от потенциального места работы. В результате этого формируются новые профессиональные мотивы и стратегии, в приоритете которых лежит самостоятельная занятость как возможность получения больших доходов при использовании меньшего ресурса. Современные футурологи в своих исследованиях отмечают позитивные перспективы распространения внеорганизационной занятости. По мнению Д. Пинка, будущее именно за независимыми работниками, и именно они станут в дальнейшем основой профессионального пространства [13]. Благодаря самостоятельной занятости индивид имеет больше возможностей раскрыть свой творческий потенциал и самореализоваться в профессиональной деятельности.

Фактор СМИ и интернет-пространства оказывает значительное влияние на структуру профессионального пространства. Кроме того, что они активно манипулируют сознанием населения (и в первую очередь сознанием молодежи), в интернет-пространстве молодежь получает возможность осуществлять деятельность, которая позволяет им зарабатывать, не имея при этом определенных профессиональных навыков. Тем самым обесценивается профессия как элемент профессионального пространства. В рамках интернет-пространства транслируется доступность материальных ценностей и стирается граница между реципиентом и транслирующим субъектом. Проблема выживания, с одной стороны, и красивые образы медийных личностей – с другой создают когнитивный диссонанс у современного индивида, стимулируя его к деятельности ради добывания денег любой ценой, а не к возможности самореализации через трудовую деятельность. Система оценки профессиональной деятельности подверглась значительным изменениям: качество зачастую приносится в жертву в пользу последующих выгод и прибыли. СМИ и другие внешние факторы воздействуют на индивида и тем самым формируют его систему ценностей. Становясь основными источниками информации для индивида, они трансформируют данную систему.

Подвергаются изменению и ценностные установки современного индивида, которые лежат в основе выбора профессии. Новые ценностные установки, лежащие в основе профессионального пространства индивида, становятся еще одним феноменом, характеризующим трансформацию структуры профессионального поля.

Выбор профессии – сознательное определение человеком области деятельности, которой он намеревается овладеть и длительно заниматься. Данное определение В.В. Сериков расширяет и уточняет: «Ситуация выбора профессии содержит в своей основе нравственный выбор, самостоятельную постановку цели, препятствие, требующее проявления воли и переживания радости собственного открытия, ощущение собственной значимости для других людей, самоанализ и самооценку, отказ от своих прежних воззрений и принятие новых ценностей, осознание своей ответственности за явления природной и социальной действительности» [14]. В результате профессиональный выбор индивида основывается на балансе внутренних ресурсов и требований социума. Посредством профессии человек не только обеспечивает себя материальными ценностями, но и имеет возможность быть полезным для общества. Профессия помогает человеку самоутвердиться, поэтому реализация в профессиональной сфере становится одной из целей для каждого индивида. Возрастные этапы, психологические особенности, готовность выбора являются проблемным полем исследования профессионального пространства.

Процесс самоопределения личности находится не только в социальном пространстве индивида, но и формирует профессиональное пространство. Профессиональные установки и внутренние ресурсы становятся базисом для данного процесса. Свобода профессионального самоопределения достаточно условна, т.к. на индивида оказывает влияние множество внешних факторов. Обусловливая профессиональный выбор индивида, данные факторы по своей сути программируют человека на определенную модель поведения в рамках профессионального пространства. Учитывая их, индивид может определить востребованность той или иной профессии, ее престижность и доходность. Интернет-пространство же, зачастую представляя искаженную ситуацию, демонстрирует, что определенные профессии позволяют получать больший доход при минимальных затратах ресурсов. В результате этого значимость таких индикаторов профессий, как востребованность и престижность, снижаются, уступая место индикатору доходности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования можно отметить, что профессиональное пространство непрерывно изменяется. На него оказывают значительное влияние факторы, свойственные определенной эпохе. В современном обществе это процессы глобализации, цифровизации, а также эпидемиологическая ситуация, связанная с распространением COVID-19.

Феноменами, характерными для процесса трансформации профессионального пространства в современном обществе, являются депрофессионализация и новая система ценностных установок, являющихся основой при профессиональной самоидентификации. Указанные феномены становятся рисками, обусловливающими этот процесс. Исследование и анализ рисков позволят минимизировать негативные последствия от трансформации профессионального пространства.

Конфликт интересов: автор заявляет об отсутствии конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.

×

About the authors

P. N. Alenin

Saratov State University

Author for correspondence.
Email: palenin@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-6059-6297

postgraduate student of the Department of Theoretical and Social Philosophy

Russian Federation, Saratov

References

  1. Rudenko GG, Dolzhenkova YuV. Distance employment: modern trends of transformation. Social and Labor Research. 2020;4(41):50-56. (In Russ.). [Руденко Г.Г., Долженкова Ю.В. Дистанционная занятость: современные тенденции трансформации. Социально-трудовые исследования. 2020;4(41):50-56]. doi: 10.34022/2658-3712-2020-41-4-50-56
  2. Belikova NV, Shirjaeva TYu. Changes in the labor market in the context of the appearance of new professions. Vestnik of the Russian university of cooperation. 2021;1(43):16-21. (In Russ.). [Беликова Н.В., Ширяева Т.Ю. Изменения на рыке труда в контексте появления новых профессий. Вестник Российского университета кооперации. 2021;1(43):16-21]. doi: 10.52623/2227-4383-1-43-3
  3. Dingwall R, King MD. Herbert Spencer and the Professions: Occupational Ecology Reconsidered. Sociological Theory. 1995;13(1):14-24. doi: 10.3389/fsoc.2019.00077
  4. Tomczyk L. E-Learning in Poland: Challenges, Opportunities and Prospects for Remote Learning during the COVID-19 Pandemic. Higher Education in Russia and Beyond. 2021;(2):10-12. doi: 10.4018/IJICTHD.2016010101
  5. Shevchuk AV. From Factory to Platform: Autonomy and Control in the Digital Economy. Sociology of Power. 2020;32(1):30-54. (In Russ.). [Шевчук А.В. От фабрики к платформе: автономия и контроль в цифровой экономике. Социология власти. 2020;32(1):30-54]. doi: 10.22394/2074-0492-2020-1-30-54
  6. Abramov RN, Bykov AV. The World of Professions in the Context of Work and Employment: Pandemic and Digital Vertigo. Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes Journal. 2021;(3):4-10. (In Russ.). [Абрамов Р.Н., Быков А.В. Мир профессий в контексте труда и занятости: пандемическое и цифровое вертиго. Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2021;(3):4-10]. doi: 10.14515/monitoring.2021.3.2001
  7. Gabeev VT, Kulikovskaja IE, Mironova EN. The problem of forming the image of the future profession in modern research. Modern Pedagogical Education. 2021;(1):19-25. (In Russ.). [Габеев В.Т., Куликовская И.Э., Миронова Е.Н. Проблема формирования образа профессий будущего в современных исследованиях. Современное педагогическое образование. 2021;(1):19-25].
  8. Rubcova MV, Martyanova NA. Professionals and clients: struggle for dominance in conditions of musical in musical inclusive education. Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2013;11-2(37):152-155. (In Russ.). [Рубцова М.В., Мартьянова Н.А. Профессионалы и клиенты: борьба за доминирование в условиях музыкального инклюзивного образования. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013;11-2(37):152-155].
  9. Durkheim E. On the division of social labor. Trans. from French A.B. Gofman. M., 1996. (In Russ.). [Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Пер. с фр. А.Б. Гофмана. М., 1996].
  10. Martyanova NA, Rubcova MV. Manageability of the profession as a social institution: from deprofessionalization to the reconstruction of professions [internet]. Studia Humanitatis. 2015;2. (In Russ.). [Мартьянова Н.А., Рубцова М.В. Управляемость профессии как социального института: от депрофессионализации к реконструкции профессий [Электронный ресурс]. Studia Humanitatis. 2015;2]. Available at: http://st-hum.ru/content/martyanova-na-rubcova-mv-upravlyaemost-professii-kak-socialnogo-instituta-ot Accessed: 15.12.2021.
  11. Kochetov AN. Key features of skewed employment structure. Vestnik Saratovskogo gosudarstvennogo social'no-ekonomicheskogo universiteta. 2012;(2):167-171. (In Russ.). [Кочетов А.Н. Основные признаки деформаций в системе занятости населения. Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2012;(2):167-171].
  12. Muhina KS. Deprofessionalization of the Russian youth: institutional factors of reproduction. Humanities of the South of Russia. 2017;6(6):242-250. (In Russ.). [Мухина К.С. Депрофессионализация российской молодежи: институциональные факторы воспроизводства. Гуманитарий Юга России. 2017;6(6):242-250]. doi: 10.23683/2227-8656.2017.6
  13. Pink D. A nation of free agents. How new independent workers are changing America's life. M., 2005. (In Russ.). [Пинк Д. Нация свободных агентов. Как новые независимые работники меняют жизнь Америки. М., 2005].
  14. Serikov VV. Personal approach in education: concepts and technologies. Volgograd, 1994. (In Russ.). [Сериков В.В. Личностный подход в образовании: концепции и технологии. Волгоград, 1994].

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2022 Alenin P.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies